Атлантида в устье Немиги

Читаем и обсуждаем публикации о коллекционерах, кладоискателях и охране историко-культурного наследия.

Модератор: Захар

Ответить
Wiktor
Сообщения: 275
Зарегистрирован: Сб ноя 18, 2006 11:34 am

Атлантида в устье Немиги

Сообщение Wiktor » Вс мар 01, 2009 6:41 pm

Атлантида в устье Немиги
До сих пор ученые спорят, куда пропал один Минск и где находился второй

В указе Президента по историческому центру Минска говорилось о музеефикации Замчища, самого древнего в столице места. Нынче здесь площадь 8 Марта, проспект Машерова, послевоенная застройка, под землей - "змея" метро. Кажется, не должно возникать сомнений - отсюда пошел град Менеск. Да нет, слышны голоса, в другом месте надо искать - у еле заметной речки Менки, за чертой современного мегаполиса. Разве это возможно? С этим вопросом я отправился к ученым. Оказалось, спор на двух холмах, у берегов Менки и Немиги, длится уже почти 70 лет.

Тайна исчезнувшей рукописи

В 1933 году умер Антон Ясинский, член Чешской и Белорусской академий наук. После кончины профессора в его архиве обнаружилась статья "Менск - Немига - Дудутки". В ней ученый пытался выяснить, что стоит за скупыми строками летописи, повествующей о походе коалиции русских князей на полоцкого властителя Всеслава, в результате чего был взят Менеск, его мужское население уничтожено, а женщины и дети взяты "на щиты". После содеянного разорители отправились "к Немизе", где 3 марта 1067 года схватились с воинами Чародея. От этой даты мы традиционно отсчитываем возраст нашей столицы.

К сожалению, текст с изысканиями Ясинского не сохранился. О нем нам известно по небольшой заметке, опубликованной в газете "Звязда" 27 мая 1935 года (см. ее фотокопию). Ее авторы - два Александра, известные археологи Лявданский и Коваленя - отправились в деревню Городище (к юго-западу от столицы), где, по предположению их старшего коллеги, был первоначальный Минск. Там, недалеко от слияния рек Птичь и Менка, в которую впадает ручей Дунай, они обнаружили большое земляное укрепление с высокими валами, подле него - селище и много курганных могил X - XI веков. По их словам, здесь найдены клады арабских и византийских монет. Что свидетельствует: на Менке кипела жизнь, развивалась торговля. От речки город получил свое название. А поскольку современный Минск стоит на Немиге, то, следует полагать, некогда он был перенесен. Видимо, после событий 1067 года.

Дело в прописке

Лявданский и Коваленя уверенно присоединили свой голос к мнению Ясинского. Но не ответили на один существенный вопрос: что же заставило жителей первоначального Минска променять престижную "менскую" прописку на "немижскую"?..

В правильности гипотезы Ясинского набрался смелости усомниться после войны тогда еще молодой археолог Эдуард Загорульский. А когда отмечалось 900-летие первого упоминания о городе, Загорульский заявил: "Ни одно из этих положений не было доказано". Свою позицию исследователь древнего города обстоятельно изложил в 1982 году в книге "Возникновение Минска".

До войны, как ни странно, никто почти не обращал внимания на самое сердце современного Минска - холм, на котором, по идее, некогда должно было быть первоначальное поселение города. Разве что в 1926 году историко-археологическая комиссия Института белорусской культуры обратилась в Минкомхоз с ходатайством о приведении в надлежащий вид Замчища как одного из ценных древних поселений Белоруссии и о защите его от варварских раскопок и уничтожения. Сами же ученые раскопок до войны там так и не провели. Как объяснил мне профессор Загорульский, мало тогда было специалистов-археологов, да и у каждого из них стояли свои "научные задачи". Первые исследования в 1945 году организовал археолог В.Тарасенко. Нечто невероятное - такое внимание к памятнику древности, когда не улажен послевоенный быт! Раскопки с перерывами продолжались вплоть до 80-х годов, когда стали прокладывать метро.

В списках... значится!

Летопись недвусмысленно указывает, что после захвата Минска княжеская коалиция двинулась "к Немизе". Э.Загорульский обратил внимание, что предлог "к" употребляется, когда речь идет о городе, а если имеется в виду река, то в древних текстах отдается предпочтение предлогу "на". То есть по соседству с Минском должен был существовать город Немиза, или Немига.

Немиза упоминается еще в конце XIV века - правда, это вторая и последняя ее фиксация в истории - в "Списке русских городов дальних и ближних". В перечне городов, принадлежавших в то время литовской державе, Немиза стоит между Дрютьском и Ршой (Оршей). Менеск там также учтен, но в другом месте. Если верить этому свидетельству, спустя три столетия еще стояли стены легендарного города. Но где - даже академик М.Тихомиров, исследовавший "Список", не смог выяснить.

Немига - название весьма древнее. Топонимист Вадим Жучкевич связывал его с литовским словом "нямига" - "бессонница". Ученый предположил, что так могла называться какая-нибудь крепость, пост, где сидел недремлющий страж.

Но если Минск никуда не переносился и искони находился у слияния Свислочи и Немиги, как утверждает Э.Загорульский, то куда же поместить собственно град Немизу? Соседство двух поселений у одной речушки невероятно. Подобных "сиамских близнецов" наша история не знает. Или все-таки правда на стороне тех, кто говорит о переносе города?

- Не спешите с выводами, - останавливает Эдуард Михайлович. - Если предположить, что прав академик Ясинский и его последователи, то почему летопись ничего не говорит о перенесении Минска? Ведь Минск после 1067 года на протяжении века привлекает взор хрониста раз десять...

Что говорят вещдоки?

Иду к профессору Георгию Штыхову. Он в свое время немало извел чернил, дабы поддержать версию Ясинского. Не стесняясь, спрашиваю: "В чем ошибка Загорульского и где, признайтесь, ваша "ахиллесова пята"?"

Археолог не скрывает оптимизма: "Я на 96 процентов уверен в том, что город был перенесен". - "Так Загорульский готов все 100 процентов отдать за правильность своей теории! Кому же верить?" - отвечаю.

Георгий Васильевич улыбается. Аккуратно выдвигает коробочку с бусинками.

- Это из городища на Менке X - XI века. Видите эти "лимонки" - желтенькие? Или вот еще - с глазками. В одно и то же время они бытовали на Менке, в Полоцке, Витебске, Лукомле. А это находка из-под минского асфальта, из раскопок 1983 года у магазина "Алеся". Шейная гривна - такие украшения носили женщины Прибалтики и Белоруссии в XI веке. Некоторые российские специалисты уточняют: скорее всего, в конце XI века, то есть после того, как Менеск был перенесен с берегов Менки на Немигу. Вы, наверное, заметили, что гривна согнута пополам. Я ее такой и нашел. Сначала казалось, что она серебряная, но в действительности - бронзовая, только посеребренная. Кажется, 900 лет назад некто пытался ее сломать, чтобы проверить на содержание ценного металла. В конце XI века начался так называемый безмонетный период: драгоценности шли вместо денег - на вес.

- А вы что думаете по этому поводу? - интересуюсь у профессора Загорульского.

Эдуард Михайлович удивлен.

- Я думал, Георгий Васильевич не покажет вам этой находки. Это же ахиллесова пята поддерживаемой им теории. Ведь подобные гривны бытовали с X века. На этот счет существует масса исследований. А бусы с берегов Менки не выходят за пределы X - начала XI века. Одних их достаточно, чтобы утверждать, что на том поселении нет древностей второй половины XI - XII века. И керамика не дает оснований "дотягивать" жизнь на Менке до конца XI века. Поселение на Менке представляло собой обширное неукрепленное селище, а существующие поныне величественные валы были возведены 400 - 500 лет спустя после того, как тут прекратилась жизнь. В летописи, датированной 1067 годом, говорится, что меняне укрылись за крепостными стенами, а их здесь тогда не было! Жизнь на Менке прекратилась за 50 - 60 лет до того, как о Минске впервые упомянула летопись. Здесь не было древнего Минска.

Трудно не поверить Э.Загорульскому. Но и доводы Г.Штыхова звучат убедительно. Оба - признанные специалисты, авторитеты. Даты сходятся почти впритык. Чья же правда "правдивее"?..

От переноса города что-либо меняется?

Допустим, что Менеск первоначально располагался на Менке, в 18 км от современного Минска. И после уничтожения в 1067 году его "перенесли" (если было кому переносить, как справедливо замечает Э.Загорульский) к устью Немиги. Ведь бывало в истории, что города меняли свои прежние месторасположения на более удобные. Э.Загорульский уверен: история Минска и городища на Менке - это история двух разных поселений, даже если бы они имели одинаковые названия. Люди с берегов Менки могли лишь участвовать в формировании населения Минска на Свислочи.

Сторонники теории переноса - от Ясинского до Штыхова, - как представляется, несомненно, правы в одном: город должен был получить (и получил) свое название от гидронима. Уместно привести пример с польским Минск-Мазовецким, в начале XV века еще известным как Mensko, Myensko. Название этого города выводится от реки Мень. Таких топонимов и гидронимов много в Подмосковье, в Черниговской области Украины, но в первую очередь в Беларуси и Литве. Кстати, названия на "мен-" выводятся именно из литовского языка и означают "мелкий" (версия о происхождении названия от слова "менять" учеными отвергается), что вполне могло соотноситься и с нашей Менкой, небольшой речушкой, первоначально, вполне вероятно, называвшейся Мена. Однако в границах исторического центра Минска такого названия нет.

Версии, гипотезы - они сталкиваются, как стекляшки в калейдоскопе. А Минску остается жить с двумя душами: одной - у берегов Немиги, раскрытой, но не понятой до конца; второй - у речки Менки, почти девять с половиной веков хранящей тайну белорусской Атлантиды.

Автор публикации: Виктор КОРБУТ

http://www.sb.by/print/post/38141/
Дата публикации: 20.08.2004

Ответить