Подводная одиссея команды Симонюкова

Читаем и обсуждаем публикации о коллекционерах, кладоискателях и охране историко-культурного наследия.

Модератор: Захар

Ответить
Wiktor
Сообщения: 275
Зарегистрирован: Сб ноя 18, 2006 11:34 am

Подводная одиссея команды Симонюкова

Сообщение Wiktor » Вс мар 01, 2009 6:52 pm

Подводная одиссея команды Симонюкова
Оказывается, частенько довольно ценные находки всплывают и в Беларуси. К сожалению, поиски утраченного ведут, как правило, "черные старатели", с легкой руки которых уникальные вещи и ценности расходятся по частным коллекциям. Парадокс - "честных" кладоискателей сегодня можно найти лишь в среде сотрудников музеев, в экспозиционных залах которых выставлены клады. Мало кто знает, что основная масса этих кладов собирается годами по крупицам у частных коллекционеров. Об этом корреспонденту "СБ" рассказала директор музея Национального банка Беларуси Ирина Масько. Мы обратились к Ирине Францевне в надежде разыскать подводных археологов, которыми в годы Советского Союза так славилась Беларусь. Символично, что наши поиски профессионального исследователя глубин увенчались успехом... в Доме-музее I съезда РСДРП. Директор этого музея - профессиональный водолаз, археолог и историк Сергей Симонюков, за плечами которого более 200 исследовательских экспедиций, любезно согласился поделиться с читателями "СБ" своими подводными изысканиями.

Золото Наполеона

Поиск несметных сокровищ никогда не был главной целью Сергея Михайловича. Впрочем, по Беларуси, как отметил мой собеседник, ходило и ходит немало манящих золотым блеском тайн и легенд, перед которыми трудно устоять. Достаточно припомнить наполеоновские обозы, груженные золотом, по преданию, утонувшие в Березине. Именно с поиска вывезенных Наполеоном из Москвы ценностей, якобы утерянных где-то в Беларуси, начала в 1980 году свою подводную одиссею команда героя нашего повествования.

Конкурентов у группы Сергея Михайловича было хоть отбавляй. Правда, основные поиски в то время велись под Смоленском. "Мы же, - вспоминает Сергей Михайлович, - начали свой поиск наполеоновского наследства с архивов, в чем нам очень помогал Государственный музей БССР". Научная стезя привела команду Симонюкова к одному из озер под Крупками. Была проведена геомагнитная съемка и взята вода для химического анализа, которая тут же была отправлена в считавшийся лучшим в те времена в этой области институт в Ташкенте. Ответ узбекских ученых окрылил наших подводников: в воде было обнаружено повышенное содержание золота и серебра. Началась кропотливая работа. Удалось поднять со дна немало вещей, представляющих большую историческую ценность, но, к сожалению, ничего относящегося к войне 1812 года найти так и не удалось.

Впрочем, несмотря на то что Наполеон группе Симонюкова оказался не по зубам, акваланги и ласты прятать по шкафам никто не собирался. Единомышленники Сергея Михайловича - а это профессиональные геологи, водолазы, археологи - решили открыть при государственном музее свой клуб. Так родилась экспедиция подводных и историко-археологических исследований, объединившая более 50 человек, которых интересовали подводные поиски исключительно научного характера.

Борисовы камни

Клубом заинтересовалась Академия наук. Экспедиция шла за экспедицией, и в какой-то момент, по словам Сергея Михайловича, возникла идея провести археологическую разведку на белорусских озерах. "Мы понимали, - говорит Симонюков, - все белорусские воды нам не осилить, тем не менее создать задел для будущих исследователей мы могли".

Исследование, по традиции, началось с архивов. Причем работал Сергей Михайлович не только с научной литературой. Приходилось отрабатывать многочисленные легенды, причем даже самые сомнительные: например, пять бочек золотых монет якобы спрятаны под колесом старой мельницы...

Впрочем, случались и удачные наводки. Поиск знаменитого Борисова камня - уникального памятника раннего христианства, многими историками считавшегося утерянным навсегда, в русле Западной Двины и реки Друйки увенчался успехом. Камень лежал "лицом" вниз. Он был обследован, замерен и подготовлен к подъему на поверхность. К сожалению, эта работа по техническим причинам так и не была осуществлена. "СБ" уже писала о том, что только в прошлом году знаменитый камень был поднят со дна. Правда, как отметил в беседе со мной Сергей Михайлович, археологи отнеслись к этому делу халатно. В процессе подъема камень разломался.

Между тем еще в конце 1980 годов группе Симонюкова удалось разыскать свидетелей того, как во времена Великой Отечественной войны часть Борисовых камней была взорвана, дабы очистить путь при переправе наших войск через реку на понтонах. "Действительно, мы нашли обломки одного из разрушенных камней, - вспоминает Сергей Михайлович. - Вокруг него, кстати, было найдено немало предметов быта тех далеких времен. Дело в том, что в древней Белоруссии камни почитались как святыни и перед ними совершались жертвоприношения".

Впрочем, самыми ценными находками команды Сергея Симонюкова были хранящиеся сегодня в Национальном музее Беларуси браслет, перстень, фрагмент шахматной фигуры и несколько дверных замков XII века. Найдено это было в 1983 году в Масковичах, укрепленном городище. Здесь где в старину по Браславским озерам проходил торговый путь.

Весьма любопытные исследования по поиску свайных поселений были проведены клубом Симонюкова на озере Сенница в Витебской области. Там белорусы работали совместно с экспедицией из Эрмитажа. В озере были найдены уникальные керамические изделия, датированные II веком до нашей эры. Были найдены и сами древние поселения, а также рыболовные снасти тогдашних жителей надводных поселков.

Впрочем, исследования белорусов не ограничивались лишь родными реками и озерами.

По следам Степана Разина

"Помимо работы в Беларуси, - вспоминает Сергей Михайлович, - мы занимались поисками в Таллинском заливе, а по приглашению музея истории Азербайджана в 1985 году отправились в экспедицию в район острова Свиной в Каспийском море. Там, по многочисленным преданиям, в свое время произошло морское сражение флотилии казаков Степана Разина с персидским флотом".

Работа была очень тяжелой. Море часто штормило. Недаром моряки говорят, что тот не моряк, кто по Каспию не ходил. Участок поиска оказался очень большим. Район пришлось разбить на сектора. Когда что-нибудь обнаруживали, ставили буй. На общий геодезический план наносился знак, и только после согласования с местными музейными работниками находка либо доставалась, либо оставлялась на месте. Сложность была еще и в том, что, хотя белорусы работали в прибрежной зоне, исследования проводились на 30-метровых глубинах. Тем не менее сезон был очень продуктивным. Были найдены якоря, жернова, посуда того периода. Самым же ценным приобретением азербайджанского музея стали найденные Симонюковым скифский бронзовый меч и чаши XVII века.

Якорь брошен в Штормовом

Подводная археология - второе "я" Сергея Михайловича. Хотя с развалом Союза рассыпался и его клуб, Симонюков исследования не прекратил. Еще в конце 1980 годов команда Сергея Михайловича заинтересовалась прибрежной акваторией поселка Штормовое. Находки были самыми разнообразными: от обычных якорей до затонувших кораблей разных исторических периодов. Находок было так много, что Симонюков, разработав технический проект, даже обратился к властям Евпатории с предложением создать подводный музей...

Сегодня исследованиями прибрежной зоны Штормового Сергей Михайлович занимается со своими украинскими друзьями. Каждое лето с разрешения Украинской академии наук он отправляется на подводные поиски. Последние несколько лет он занимается исследованием останков судна XVII века, потерпевшего крушение в прибрежной зоне. Кстати, именно возле этого корабля был найден якорь, который сегодня является символом поселка Штормовое.

Подводники говорят, что 70 процентов успеха экспедиции зависит от проведенной в архивах предварительной работы по определению местоположения объекта. Остальное - дело техники. Что ж, глубина, на которой "залегла" белорусская подводная археология, хорошо известна...

Автор публикации: Павел МАЦУКЕВИЧ

http://www.sb.by/print/post/33437/
Дата публикации: 20.12.2003

Ответить